История, которая вдохновляла меня многие годы

...и продолжает вдохновлять и сейчас
Когда-то во времена инквизиции жил человек по имени Сирано. Это был яркий ум, большая любознательность и открытая душа. Но у него был один физический недостаток: слишком большой нос, начинавшийся со лба. И с детства над ним все смеялись, а затем издевались. Он же научился обижаться. А затем научился давать сдачи обидчикам. И так он в этом преуспел, что в юношеском возрасте взявшись за шпагу, стал самым успешным дуэлянтом. Говорят, что он провел более двухсот дуэлей и не проиграл ни одной. Со временем народ поутих и перестал над ним издеваться, это стало очень опасно для жизни. Но для этого неуемного духа требовалось дело, которое было бы таким же опасным и интересным как непрестанные дуэли. И он нашёл опасное и интересное.

Это были времена завоевания Америки. Толпы конкистадоров убивала людей целыми нациями и привозили в Старый Свет богатства и рабов. Жил среди инков один Мастер-воин, его звали Ягуар - за скорость и непредсказуемость на поле боя. А ещё за непобедимость. Он сперва стал сражаться с испанцами, но вскоре понял, что произошло страшное: конкистадоры сломали ум его народа, как ломают ум лошади перед тем как её объездить. Он понял что сражаться уже бессмысленно и решил понять, что же это за люди такие испанцы что смогли сломить народ. Он сдался им, в качестве раба поехал в Старый Свет, чтобы своими глазами увидеть как живут победители. Может быть найти секрет, благодаря которому они побеждают в этой битве, где первое это психология, а оружие это уже второе.

"Это были времена завоевания Америки. Толпы конкистадоров убивала людей целыми нациями и привозили в Старый Свет богатства и рабов."


Мастер Ягуар прибыл в Старый Свет - тут же освободился (он же Мастер, человек свободный, что захочет, то сразу и сделает, Мастерство - это Свобода) и начал изучать языки и культуру Старого Света. Очень скоро он понял что произошло: Старый Свет был на подъёме и стремительно развивался, а его страна была в упадке и продолжала падать ещё до того, как в неё со своей кипучей энергией пришли конкистадоры. Этот восходящий поток эволюции свой силой переломил хребет нисходящему потоку его страны.

Раньше Мастер Ягуар не видел других стран и не предполагал, что такое бывает. Но вот оно произошло, и стало очевидно, что его народу не спастись, а только ассимилироваться в новом мире который насаждали испанцы. Он понял это и решил остаться в Европе. Он был воином, а каждый Мастер ищет себе учеников. Он искал и нашёл Сирано, забияку и славного малого с чистой душой, идеального ученика. Мастер Ягуар стал учить Сирано всему, что умел сам, но при этом он учился у Сирано всему, что знал тот и даже чего не знал. Мастер приучил Сирано почитать мудрость, и они вместе учились философии древней Греции, и оба прониклись к ней великой любовью, потому что там есть что любить, мудрость это единственное что существует поверх сует и воспитывает ум, делая человека Мастером. Так они учились друг у друга и вместе. И вот однажды настал День.

"Но лишь мысль, лишённая человеческих границ, унесёт Дух к возможностям нечеловеческого бытия."


Инквизиция решила сжечь все книги людей, кого Сирано считал своими Учителями, книги греческих философов. Сделать это было решено на площади перед собором Парижской Богоматери. Для этого несколько недель из библиотек и частных собраний отбирались эти фолианты и складировались в Соборе, чтобы в один день стать костром.
Сирано узнал об этом в последний день и решил защитить своих Учителей, пусть даже ценой собственной жизни. Это было решение Воина и Ученика, которым он и был.

Когда запалили костёр, и главный инквизитор перед собравшимися горожанами произнёс речь о величии ордена Иезуитов и ничтожестве философии, Сирано вышел из толпы и сказал что он не согласен, потому что дела обстоят прямо противоположно, существует Философия и все остальное - суета, включая потуги инквизиторов заполучить мир в свою собственность. И пока онемевшие от такой наглости инквизиторы не опомнились, Сирано предложил на виду у всех горожан сделку от которой было трудно отказаться: он, Сирано, станет между костром и Собором и голыми руками, не вынимая шпагу из ножен не даст монахам подойти к костру и бросать туда книги, сколько бы монахов не было перед ним.
Когда он это озвучил, Инквизитор рассмеялся в голос, ведь он был уверен что множество монахов просто затопчут нахала и все убедятся в величии Инквизиции и её неоспоримости. И дал согласие.

Была отряжена сотня самых толстых и откормленных монахов, прицел был на то что они его просто раздавят. Им были даны книги и вот эта толпа двинулась к костру.

В тот день не было сожжено ни одной книги. Сирано двигался как тень, как молния, он берег силы и бил одного монаха только один раз и тот падал, тут же перемещался к другому снова бил и так раз за разом пока на площади между Собором и костром не осталось ни одного стоящего на ногах монаха. Всё это произошло в пару минут, так что присутствовавшие толком и не смогли понять как он это сделал. Такой неслыханной наглости, такого отпора инквизиция ещё не встречала. Но и горожане не видели такой удивительной отваги и мастерства.

"В буддистских монастырях есть всегда площадь фестивалей и фестивальная стена. Этот специальное место, где собиралось большое количество монахов и устраивались богословские диспуты между представителями разных школ."

Это был настоящий поединок Света с Тьмой, настоящий Подвиг во имя Мудрости. Инквизитор понял, что это сражение он проиграл и попытался сделать так, чтобы никто не узнал бы об этом позоре инквизиции: было запрещено описывать этот случай, а если кто и писал, то написанное уничтожали. Но подвиг Сирано так мощно запечатлелся в сознании горожан, что вскоре все парижане уже восстали против инквизиции и изгнали всех иезуитов из города, запретив им появляться на улицах.

Я всегда понимал, что в жизни человека есть место подвигу. Может быть одному, может быть это единственный подвиг в жизни. Может быть даже и последний. Но зачем жить, если его не будет? И я понял, что надо быть к нему готовым.

Всё что за этим последовало – это песня вере в то, что и в моей жизни будет День когда будет место Подвигу. И я готовился. Философия и рукопашный бой, горы и искусство, всё то, что делает человека Мастером (или как говорил Александр Блок: воином-монахом), всё это важнее денег и положения в обществе.

Со временем многое стало на свои места, и нашлось место Подвигу и настал День.

Но вместо кулаков я смог действовать словами и поединок был неслабый, и я смог отстоять Истину потому, что воинский дух и умение мыслить вместе делают человека способным встретить свой День. С тех прошло много лет, но я не жалею о своём выборе и счастлив им. Наверное немного счастливых людей есть. Но если завтра умру, то с улыбкой на губах: я успел узнать что такое Истина, смог за неё сразиться.